Как выдержать время без ребенка между выпиской из роддома и воссоединением в детской больнице?

Проведя свой 39-й день рождения за вот этой решеткой и сделав выводы на будущее, о которых я рассказала в посте «4 инсайта в день своего 39-летия», я дождалась наконец-то 3 мая – дня моего освобождения из роддома и день встречи с заведующим отделением реанимации новорожденных в 13 ГКБ.

В этот день меня снова подвел мой позитивный настрой – я была уверена, что меня легко выпустят в первой половине дня из роддома. Потому что накануне утром 2 мая мне сделали все анализы, провели гинекологический осмотр, и я сделала в тот же день УЗИ, не только матки, но и, как полагается после кесарева, внутренних органов. Я договорилась с сёстрами, что мне последний раз антибиотик проколют рано утром 3 мая, и в 7 утра‬ это уже было сделано.

И я попросила сестру накануне, чтобы она с утра сказала лечащему врачу о моей ситуации с реанимацией дочки. Я надеялась, что она сможет прийти ко мне в первой половине дня и я выпишусь до 12 часов или по-нормальному, или под расписку, чтобы в час дня‬ оказаться у Кристины в больнице.

Я была настолько уверена, что это легко провернуть – ведь я же всё-таки не в тюрьме, хоть и за решетками, что настояла на том, чтобы Люсьен перенес все свои рабочие планы на вторую половину дня и приехал к полудню в роддом. Он и приехал, и застал меня в слезах, потому что никто ко мне так и не пришел, несмотря на постоянные дёргания сестры… Наверное, можно было одеться и выйти просто через выход, хотя я не знаю, реально ли это было сделать… И опять это ощущение полной беспомощности… Так что Люсьен поехал в больницу все-таки один.

И как раз, когда он должен был встречаться с заведующим, появилась лечащий врач этого отделения. Она сказала, что не приходила раньше, потому что выписку мне нельзя сделать не раньше 16.00, из-за необходимости мне выдать больничный. Если роды проходят как кесарево, то стандартный больничный по беременности и родам в 140 дней продлевается еще на две недели, и, соответственно, в роддоме выписывается дополнительный больничный листок, который потом надо отвезти в отдел кадров.

Для неё это было важно, для меня в тот момент это было настолько мелочью – я могла вернуться за этим больничным листком, когда приезжала снимать скобы, могла бы вообще его не получать… В общем в очередной раз процедуры казенных учреждений были важнее морального состояния пациентов… Пока мы с ней говорили, телефон показывал пропущенные звонки от Люсьена – он уже был рядом с заведующим и был готов выйти на связь.

Все-таки уровень русского языка Люсьена не позволяет ему на 100% понимать докторов, а тут было важно понять все наши дальнейшие шаги. Поэтому мы попросили доктора говорить по громкой связи. Подготовили заранее вопросы и задавали их.

Заведующий отделением реанимации сказал:

  • что Кристина в адекватном состоянии;
  • что она поступила с легочной недостаточностью, вызванной внутриутробной инфекцией. Инфекция могла возникнуть как последние пару дней перед родами, так и во время беременности (в первом и третьем триместре у меня были простуды);
  • что ребёнку проводится терапия антибиотиками;
  • что в отделении все есть и ничего не нужно привозить, кроме памперсов и влажных салфеток;
  • что в субботу у них день посещений, и нам можно приехать к 11 часам и увидеть ребёнка;
  • что кормить они будут продолжать смесью, потому что им важно, чтобы ребенок получал белок, а в смеси его больше;
  • что молоко понадобится в неонатологическом отделении, так что делайте все для сохранения лактации.

Очень спокойный и приятный заведующий.

Разговор был минут 5-7, и хоть ничего супер нового он не сказал и никакой информации о времени выхода из реанимации не дал, стало как-то намного спокойнее, что у этих врачей все под контролем.

Поскольку я нарушила все утренние планы Люсьена, то он не мог забрать меня после выписки домой. И мы договорились, что он заедет снова в роддом и заберёт у меня все вещи плюс «коробку Собянина» (в 2018-м году всем мамам с московской регистрацией дают при выписке коробку с более сорока наименованиями разных предметов одежды и ухода за малышами), а сама я готова была вернуться на такси.

Люсьен вовсю извинялся, а мне на самом деле это очень даже помогло доехать до дома в нормальном состоянии. Почему? Потому что выходить из роддома приходится через тот же самый выход, что и мамам с детьми. И время выписки такое же, как у них. соответственно, ты проходишь мимо чужих родственников с цветами, мимо машин, украшенных шарами, и в очередной раз ты сталкиваешься с болью от того, что ты все свои представления о том, как ты покидаешь торжественно роддом с малышом на руках, рушатся…

Так что мне было проще, с эмоциональной точки зрения, уехать одной, а не встретить среди всех счастливых родителей Люсьена и провести с ним в машине полтора часа. И когда через пару часов мне принесли выписку и этот несчастный больничный, я вызвала Яндекс-такси и поехала домой. Из такси я позвонила консультанта по ГВ Екатерине, чтобы получить рекомендации по сохранению лактации в период, пока ребёнка нет рядом.

В роддоме нам сказали принести молокоотсос и сцеживаться каждые 3 часа, на момент выписки я могла сцедить 20- 40 г молока. Ночью я не сцеживалась и каждые три часа – интервал тоже не особо выдерживала: как придётся по 5-10 минут занималась этим процессом.

Катя, которой я очень благодарна за такую консультацию по телефону, дала мне три основных совета:

  1. «Обманывать» организм, как будто ребёнок рядом и регулярно кушает. То есть действительно раз в 3 часа сцеживаться, но не по 5-10 минут, а по полчаса.
  2. Обязательно сцеживаться ночью: хотя бы 2 раза в промежутке между 12 ночи и 8 утра.
  3. Пить лактационные чаи и просто тёплые приятные на вкус напитки.

Я последовала всем трём рекомендациям, а также продолжила получать возможные в данной ситуации положительные эмоции, и все это привело к тому, что Кристина сейчас полностью на ГВ.

Самым главным после выписки из роддома без ребенка и до воссоединения с дочкой для меня было не упасть в новый этап переживаний. Здесь уже и можно побыть наедине, и оказываешься в квартире, где все было готово к приему малышки, и видишь старшего сына, задающего вопросы о сестренке, и свою маму, рядом с которой по-любому в маленькую превращаешься.

Поэтому я ставила себе задачей до дня воссоединения с Кристиной продолжать свою тактику отвлечения от негативных мыслей всеми известными мне способами. Для этого я с одной стороны искала источники позитивных эмоций, с другой – делала все, что было возможно в моей ситуации для Кристины.

Из действий, которые я могла сделать для ребёнка в этой ситуации:

  • съездить и поговорить с заведующим реанимацией. Мы туда поехали в первый после выписки приемный день – в субботу, и нам сказали ждать понедельника, когда Кристину при сохранении динамики выздоровления должны были перевести в неонатологическое отделение.
  •  сдать анализы кала для допуска в неонатологическое отделение. Один из них делается целых 4 дня, поэтому опытные девочки советовали передать материал на анализ мужу из роддома, чтобы он сдал в лабораторию. Но я сама в результате дошла уже после выписки из роддома до ближайшего «Инвитро» и все сдала;
  • оформить на ребенка все документы: в детской больнице очень приветствуется, когда у ребёнка есть имя, свидетельство о рождении и медицинский полис. Если мама сразу едет из роддома в больницу, то документы может оформить папа, а если есть перерыв, как у меня, то это тоже неплохое занятие для отвлечения от мыслей. Ещё плюс-минус 2 часа, которые проводишь за оформлением справок и документов, ты думаешь о правильности их заполнения, а не о грустном. Плюс потом не надо проводить это время в МФЦ уже с коляской. Только надо обязательно справку о рождении из больницы взять до этого: если ребёнка увозят без мамы, то справка о рождении из роддома передаётся со скорой в детскую больницу;
  • продолжать налаживать ГВ;
  • обращаться ко Вселенной. Я не знаю православных молитв, хоть и крещеная. Поэтому я вспомнила две практики, которые давала Инна Мурашова на своих курсах. Обе принадлежат Джо Витале: молитва Моррны и Хоопонопоно. Молитву Моррны я произносила первым делом с утра и на ночь перед сном. А во время утреннего душа я делала прощение по методу хоопонопоно . Благодаря Инне, я знаю расширенную версию его: когда фразы «прости меня, мне очень жаль, я благодарю тебя, я люблю тебя» произносишь сначала обращаясь к человеку (в моей ситуации – к Кристине), потом обращаясь к себе, и в завершение – обращаясь к Вселенной. И ежедневное бормотание этих фраз под душем, с одной стороны, было неким очищением, с другой – давало мне ощущение, что я запускаю во Вселенную посылы о спасении здоровья своей дочки.

Что я сделала для себя и своего восстановления за 4 дня между больницами:

  • по максимуму гуляла с Виктором и сначала с мамой, а потом с Люсьеном. С одной стороны, свежий воздух и приятные эмоции от майской погоды, с другой – разгуливала тело от 5-дневного пребывания после операции в роддоме;
  • съездила в роддом на снятие скоб со шва после кесарева. И хорошо, что не после выхода из больницы с Кристиной – они бы ещё больше вросли в кожу. Врач сказала: «Не раньше, чем через 3 суток после выписки, а позже можно сколько угодно». Но вот в моем случае сильно позже было бы явно хуже;
  • экспромтом отпраздновала мой день рождения в кафе наедине с Люсьеном – тоже некая радость для внутренней девочки, проведшей свой праздник «за решеткой». Поела сладких вредностей, которые при кормлении уже не будут возможны 🙂

Вот за такими занятиями и прошли 4 дня до того момента, как я могла уже лечь к Кристине в больницу. Подробности пребывания в 13 ГКБ в посте «Реанимация и неонатологическое отделение ГКБ 13. Наш опыт в мае 2018».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на рассылку и получите чек-лист "88 способов быстро взбодриться" в подарок