Готовы ли мы к инклюзивной среде?

Самой нелегкой лекцией для меня во время фестиваля «5 лекций о любви» проекта Family Tree стала лекция Валерия Панюшкина. Если честно, я шла на нее, думая, что она будет в формате его выступления о родительском выгорании на SelfMamaForum.

Однако нет, речь была о любви к ближнему. Даже если этот ближний не так уж и близок и очень болен. Валерий говорил о жизни с особыми детками, об инклюзивных садах и школах, о благотворительности в России. Я не записывала в этот раз тезисы, как в случае лекций Петрановской, Мурашовой и Бурмистровых.
Я просто слушала и наблюдала за реакцией зала.
Я долго собиралась с мыслями, чтобы написать этот пост. И уже больше месяца прошло с момента фестиваля, а я все раздумывала, надо или не надо писать. Но решила, что таки надо. И дополнительным толчком к нему стал Бизнес-завтрак от Евгении Компанеец с Евгенией Воскобойниковой.
Мой путь к регулярной благотворительности описан в статье в блоге. Уже больше 4 лет я читаю в основном в Facebook разные истории жизни и подопечных фонда, и людей, работающих в социальной сфере.
На время беременности и первого года жизни Виктора я отписалась от всех статей, которые могли бы меня вывести из равновесия, просто перечисляла деньги в фонды, которым доверяю и ездила на мероприятия

Однако постепенно публикации фондов вернулись в мою жизнь, и я ежедневно вижу в ленте грустные истории. Я помогаю, где могу помочь.  Где-то деньгами, где-то информацией, где-то вещами, где-то репостом, где-то своими услугами ментора.
Почему? Потому что я понимаю, что беда может прийти в любую семью в любой момент. Мы часто закапываем голову в песок, чтобы чужая боль не сделала и нам больно, но ведь это совсем не дает нам никаких гарантий, что с нами ничего подобного не произойдет.
Когда Валерия на лекции прямо спросили, почему так много больных людей сейчас, он честно ответил: «потому что медицина шагнула вперед, и врачи спасают тех, кого раньше не спасали, и кому природа дает мало шансов».

Нам легко осуждать за экраном компьютеров и писать комментарии типа «нужно было делать аборт» или «зачем поддерживать жизнь ребенка без шансов на долголетие». Однако, Валерий очень хорошо сформулировал: «сможете ли вы сказать это вашей лучшей подруге, пытающейся в данный момент переварить полученную от врачей информацию?»  Он – не сможет. Я тоже вряд ли….

Если честно, в беременность Виктором я была бесстрашной, потому что не знала и 1% информации о том, что может произойти. Сейчас решиться на второго ребенка намного страшнее. Потому что и через не самые позитивные роды я уже прошла, и подруги рассказали о своих ситуациях, о которых молчали до того, как я стала мамой. И просто в новом для меня круге мам стало ясно, как много всего может произойти и с малышом на разных этапах.

Поэтому я понимаю, что от ситуации рождения особенного ребенка или того, что ребенок заболеет неизлечимым недугом в любой момент времени, не застрахован никто, включая меня. И я согласна с Валерием, что задача общества, а значит нас, сделать жизнь таких детей и взрослых в социуме по максимуму комфортной для всех – и больных, и здоровых. А для этого нужно прикладывать усилия на пути к инклюзии в обществе.

У детей на самом деле намного меньше заморочек на этот счет, чем у нас. Валерий рассказал про своих дочек – погодок, которые с детства общаются с детками с разными особенностями развития и они абсолютно спокойно задают вопросы родителям: «а дети, которые сегодня к нам придут, с ногами или без? Могут говорить или нет? У них есть руки или нет?»

Ответы на эти вопросы нужны им для того, чтобы понимать, как подготовиться к игре с маленькими гостями. Будут ли возможны активные игры или нужно продумать игры за столом? Будем говорить или общаться жестами? Дети, если им вовремя рассказать, что и так бывает, очень просто воспринимают, что люди живут с разным набором органов. Это нам очень тяжело поверить, что, несмотря на это, люди с ограниченными возможностями могут также наслаждаться жизнью, как и мы, а иногда и намного больше…

И об этом на бизнес завтраке для мам говорила Евгения Воскобойникова, телеведущая, общественный деятель и модель, которая десять лет назад вместе с подругами попала в автомобильную аварию и теперь вынуждена передвигаться в инвалидном кресле. Одна из основных тем в работе Евгении телеведущей – защита прав людей с инвалидностью. Она ведет насыщенную общественную жизнь, является лицом проекта Bezgraniz Couture, много путешествует. В 2014 году родила дочь.


Она подтвердила, что когда родители сами уверенно и спокойно отвечают на вопросы детей о ее состоянии что-нибудь типа «У тети болят ноги, поэтому она не может ходить и передвигается в этом кресле», то дети с интересом рассматривают ее кресло и убегают по своим делам. А вот когда родители смущаются, сами боятся взглянуть на человека с ограниченными возможностями, то ребенок считывает их реакцию и начинает вести себя так, как будто видит перед собой «ненормального» человека.

Мои родители были профессиональными спортсменами, и я помню, что одним из необычных для них впечатлений во время поездок на соревнования за границу из СССР было количество инвалидов на улицах. Мама удивлялась, как же так — у нас ведь совсем редко можно было увидеть человека на коляске на улице. Их не было меньше, чем в других странах, им просто было невозможно выйти на улицу.

И сейчас то города не сильно приспособлены для людей с ограниченными возможностями передвижения. Это сразу понимаешь, как только выходишь первый раз на улицу с новорожденным в коляске. Сразу становятся очевидными отсутствие пандусов, узость лифтов и дверных разъемов, подземные переходы без съездов для колясок и и и. Но нам с детскими колясками ходить пару лет, а этим людям — всю жизнь.

Но ситуация меняется к лучшему, и об этом говорили и Валерий в своей лекции, и Евгения на встрече. Страна сделала огромный прорыв за последние несколько лет в отношении создания шаг за шагом более доступной среды для людей с ограниченными возможностями. И это очень круто, теперь за нами ответственность научить наших детей относиться к этим детям и взрослым как к равноправным членам общества.

Я спросила у Евгении, что она может рекомендовать для разговоров с детьми на подобные темы. Она посоветовала книгу Натальи Ремиш «Детям о важном» и мультик «Про Диму»:

Буду готовиться потихоньку к разговорам с Виктором. А пока хотела бы обсудить тему инклюзии с вами в комментариях. Как бы говорите с вашими детьми об особых детках и людях с ограниченными возможностями?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на рассылку и получите чек-лист "88 способов быстро взбодриться" в подарок