Адаптация старшего ребенка к появлению младшего: в доме появился мальчиш-плохиш

Видео — версию этого поста можно посмотреть на моем канале в Youtube

Месяц назад мы вернулись с Кристиной из роддома. Нас встретил очаровательный Виктор, который из рук вон плохо начал себя вести. Этому, конечно, отчасти способствовали зрители – мои родители были здесь, сначала мама, затем присоединился и папа. Конечно, мы с Люсьеном с ужасом смотрели на то, кого мы вырастили, еще чувство вины добавилось перед людьми, в т.ч. перед моим родителями, ведь «разбаловали ребенка – теперь ведет себя так»..

Это чувство усугублялось чувством вины перед самим Виктором, ведь я понимала, что он переживает и его надо поддерживать, но поддерживать очень тяжело получалось, когда он истерил. Поэтому я обратилась за поддержкой к Надежде Анненковой. Она мне задала несколько вопросов и, среди прочего, главный: «Не может ли это быть проверкой привязанности?»

И когда я сказала «Да», то сразу поняла что действительно это проверка Виктора: «насколько мама его еще любит в новой ситуации, с новым младенцем, который много кричит и требует на себя внимание». Когда я осознала, что это в первую очередь тестирование привязанности – я выдохнула. Выдохнула с точки зрения своего чувства вины, что я  такого монстра воспитала, и уже со спокойной головой стала думать, вместе с Надей, что можно сделать в этой ситуации..

Первую открытую консультацию, которую дала мне Надежда можно посмотреть на ее канале в Youtube

Первое, что мы сделали дома с Люсьеном – стали пораньше укладывать Виктора спать. В первые пару недель было не до его режима, он иногда и в 11 мог лечь спать. В результате истерил просто потому, что уставал.

Второе, я поняла, что время после сада – это то время, когда я должна быть для него в любой ситуации. Это время, когда я активно занимаюсь с Виктором. До этого я тоже вроде им занималась, но это было больше – давай покушаем, а между тем поговорим, а потом уже пойдем спать и книжку почитаем. После разговора с Надей я поняла, что надо все-таки уделять время один на один. Соответственно я подгадывала так, чтобы Кристина спала, либо отдавала Кристину папе, и запиралась с Виктором в его комнате и играла. Для того, чтобы играть мне было интересно — я записалась в игротеку Марины Суздалевой. Для меня было важно, чтобы был какой- то сценарий игры, который мне был бы интересен. Первую неделю я играла в Германию в кругосветку, сейчас я перешла к Лего, т.е. делаю то, что мне самой интересно, во что мне не противно играть. Потому что, конечно, Виктор считывает что мне не в кайф.

Дальше, мы возобновили наши «полежать в обнимочку» – это то, что для Виктора раньше было ритуалом с утра. Но поскольку с утра это иногда получается, иногда нет, потому что Кристина бодрствует и орет в этот момент так, что мне не до обнимашек. Поэтому мы стали делать вечерние «в обнимочку», т.е. до того, как он ложится в свою постель мы на диванчике лежим и обнимаемся, и я к этому еще придумала ритуал «благодарности дню». В первый раз, когда я его спросила: «За что ты благодарен дню?», точнее нет, я спрашивала: «Что ты запомнил?», он ответил, что запомнил то, что соседская девочка не дала ему мороженое. Поэтому я перефразировала: «За что ты благодарен». Он всегда просит меня начинать, поэтому перечисляю, за что я благодарна. Надежда рассказала, как она это делает со своим старшим сыном: «то качество, которое вы хотите поощрять, за то и благодарите». Допустим, он сделал что-то хорошее, показал тот навык, который вы сейчас тренируете с ним, или поделился за завтраком вкусняшкой, или еще что-то, что вы хотите особенно отметить, и вот я как мама сыну проговариваю благодарность за это. Мы это тоже добавили в вечерние благодарности и это классно укрепляет привязанность.

Дальше — мы читаем нравящиеся Виктору книги: сейчас книжку про Диму. Очень полезная книга, Виктор по 10 раз просит ее перечитывать. И мы читаем ее перед сном.

Еще одна вещь, которую Надя рекомендовала внедрять – это сватовство. Это когда вы одному ребенку рассказываете про другого. Я Виктору говорю: «Смотри, как сестренка тебе машет, как она радуется что ты пришел, как она улыбается тебе». А сестренке я говорю: «Посмотри на Виктора, какой у нас тут чудесный братик, он сегодня поделился с нами, он сегодня справился с такой-то задачей». И когда я пару раз так сделала, он начал активно просить: «Ну мама, мама, расскажи сестренке про меня, какой я!». И я вижу, как ему нравится, когда о нем говорят хорошо и продолжаю эту практику, делая упор на тех навыках, которые мне важно в нем развивать.

Также я внедрила рекомендации Нади – как не отталкивать старшего ребенка, когда младший объективно требует нашего внимания, например, кормление грудью. Т.е. я не могу бежать к нему, когда он в очередной раз кричит: «Мама, подойди сюда прямо сейчас», если я сижу и кормлю. Соответственно, я стала смотреть, что я могу делать, если он рядом находится и уже заранее зову его к себе.  Например, я играю с ним во что-то, что только требует моего вмешательства глазами или одной рукой, или практикую «сватовство» или читаю ему.

Внедрив все это я уже увидела хорошие сдвиги в поведении, но все равно это не значит, что Виктор ведет себя как ангел. Особенно учитывая нашу прошлую сумасшедшую неделю, когда он сначала заболел, потом мы в больницу попали, потом мы из больницы вернулись и надо было восстанавливать привязанность за вновь пропущенные 4 дня. А он при этом дома и бодрый, несмотря на то, что вроде у него живот и болит, но он носится и куралесит. Поэтому я стала внедрять следующие рекомендации Нади. Я развесила его рисунки и поделки, и теперь мы ходим с маленькой Кристиной вдоль стены и дверей, рассматривая их. Т.е. я убиваю 2-х зайцев: с одной стороны я даю ей новые впечатления, на которых она фокусируется, а с другой я рассказываю: «Вот, Виктор рисовал или здорово разукрасил рисунок». И вот Виктор ходит довольный, а маленькая дочка тоже при деле — занята разглядыванием этих рисунков.

Второе задание, что дала мне Надежда – это посчитать сколько раз мы даем позитивное поглаживание и сколько раз негативное. При этом негативным может быть как окрик, нотация, ругань, так и какой-то взгляд, жест, который мы направляем в сторону нашего ребенка.

И ТУТ МЕНЯ НАКРЫЛО.

Неделя была нелегкая. Я поняла, что когда я проснулась и в хорошем настроении — я в ресурсе и рассказать сестренке какой он хороший, и поиграть с ним, и погладить по голове, и поцеловать. А потом, как только он начал шуметь, будить сестренку, либо делать что-то не так, убегать, снова кричать, ныть – я сразу превращаюсь в мегеру и выдаю кучу негативных поглаживаний и своих не самых позитивных эмоций. И тут меня захлестнуло чувство вины, и я написала Наде: «Давай работать с чувством вины». Потому что я чувствую, что не могу никаким образом контейнировать его эмоции, а попросту – я включаю свою маленькую девочку, которая тоже кричит: «Не хочу, не буду, а вот не дам тебе!»

И о том, как прошла наша следующая консультация, и что мы сделали, я расскажу вам в следующих постах этой серии про братьев и сестер.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на рассылку и получите чек-лист "88 способов быстро взбодриться" в подарок